Наверное я не прав, если не смог внятно пояснить мысль, которую поставил в заглавие этого и того поста. Я получил много ответов, и не стал спорить. Вы правы, дорогие друзья, не буду говорить коллеги,  ведь многие оппоненты в ответах поставили под сомнение наличие у меня минимального интеллекта, да я и сам уже засомневался. 

Многие указывают на различные факты того, что прогресс продолжается. Я же не ставлю под сомнение факт, что научно-технический погресс продолжается! Несомненно, он даже ускоряется! Я не спорю, что и у науки и у технологий есть громадный потенциал и неисчепаемые перспективы, поэтому и не стал отвечать на комменты. Перспективы развития всегда были, есть и будут. Но я считаю, что последовательное движение прогресса и технологическая революция – это разные вещи. 

О чем я пытался сказать – это о технологической революции, а не о технологическом прогрессе.  Цитата: " … Третья индустриальная революция заставляет себя ждать очень долго…" Это моя ключевая мысль (может стоило оставить только ее или выделить жирным? в любом случае нужно было это подчеркнуть).

Разница между технологической революцией и технологическим прогрессом я надеюсь понятна. Человечество еще до сих пор, в разных странах, проходит период первой индустриальной революции, то есть "… переход от преимущественно аграрной экономики к индустриальному производству, в результате которого происходит трансформация аграрного общества в индустриальное…" И нынешние успехи Китая – это предпоследняя (кажется остается еще Африка) возможность человечества использовать идеи той самой, первой технологической революции, которая превратила Великобританию в величайшую империю. 

Вскоре после своего поста об инновационном застое я прочел статью Тайлера Коуэна, интернет как всегда мне приподносит подарки, сразу отвечая на вопросы, которые я только успеваю формулировать.
В этой статье Коуэн ставит вопрос – почему человечеству понадобилось так много времени, чтобы произвести Индустриальную революцию, – и интересно отвечает на него.
Вспоминая многие цивилизации, накопленные ими знания, которые в итоге получили не технологическую революцию, а деградацию и продолжительный уход от развития (это касается многих азиатских цивилизаций например), Коуэн говорит, что технологическая революция – это вторичный этап развития общества, первичным является создание условий для нее. Общественные институты должны найти фундамент не только для того, чтобы ученые генерировали идеи, но, что самое важное, создать и поддерживать общественную значимость этих технологий и развитие. Упрощенно можно сказать, что те паровозы, которые созданы, чтобы катать королевскую семью, обречены на исчезновение вместе со смертью императора, покровителя инженера.  

Индустриальная революция произошла в Великобритании в 19-ом веке, а не например в таких странах с многовековой историей образования и науки, как Греция, Германия и Китай. Время и место не случайно.

Первичны сами общественные отношения, то есть вопрос когда произойдет следующая технологическая революция можно равноценно переформулировать так: когда современное общество будет готово провести технологическую революцию. Когда появятся новые общественные идеи.
И с этой точки зрения, например, идея как изобрести (создать, найти) более дешевое топливо не является фундаментом для новой технологической революции. Технологическая революция должна менять общественные отношения, структуру общества и создавать новые общественные отношения, а не быть направлена на обслуживание уже существующих отношений в обществе.

Также я написал "… Единственным шансом на реальные инновации в наше время остается биотех…" Как мне кажется именно в этой области у человечества больше всего шансов провести новую технологическую революцию . И, несомненно, нашему поколению предстоит увидеть соперничество отдельных стран за право провести эту революцию у себя.

Но технологическую революцию в биотехе, мы можем не увидеть еще и 100, и 200 лет, что также является верным предположением. Слишком много людей, должны хотеть и приближать эту революцию, и речь идет не об ученых. Поэтому, например, экономисты и политики более влиятельны для возникновения следующей технологической революции, чем биологи, химики и медики. Экономисты и политики могут принять решения и создать условия для новой технологической революции, а ученые сами приедут туда, где смогут самореализоваться.

Advertisements