Начнем с индекса инфляции в США:

Из графика видно, что индекс потребительской инфляции еще не преодолел пика 2008 года, то есть мы уже 2 года находимся в дефляционной стадии, несмотря на то, что расчеты индекса инфляции год к году показывают инфляцию между 1 и 2%.

Если предположение о том, что мы находимся в дефляционной стадии развития экономики верно, то нам следует посмотреть, как выглядит дефляция в процентных ставках, на графике ставки в 20-50-ых годах прошлого века по корпоративным облигациям ААА, наиболее близким к ставкам по 10-летним трежерис:

Как видим, дефляция делает вложения в корпоративные бонды более чем прибыльной инвестицией, но как только после рецессии восстанавливается экономический рост и возвращается приемлимый уровень инфляции, реальная доходность корпоративных бондов становиться равной НУЛЮ, или уходит в отрицательную зону. Это происходит, так как номинальная доходность бондов продолжает падать, в дефляционной экономике предложение капитала больше, чем предложение активов, а уровень инфляции со временем выходит из дефляционной зоны.

Еще один интересный момент связан с классическим положением гипотезы Кондратьева о длинных волнах. На выходе из стадии дефляционной экономики, в конце 40-ых начале 50-ых мы видим более глубокие и продолжительные периоды отрицательных ставок в корпоративных бондах. Как предполагал Кондратьев, цитата: “… по мере развития понижательной тенденции все сильнее и сильнее начинают действовать факторы, усиливающие его [капитала] накопление и аккумуляцию. Кривая темпа накопления все значительнее превосходит кривую его инвестирования. Капитал дешевеет. Тем самым вновь создаются условия, благоприятные для подъема. Они усиливаются обычно притоком нового золота [Примечание: в нашем случае золотого стандарта нет, поэтому следует говорить о росте монетарной базы]. …. Под влиянием растущего притока нового золота мощь давления накопляющегося дешевого капитала значительно возрастает и, наконец, преодолев препятствия, вызывает новую длительно-повышательную волну…”

Что такое отрицательные ставки в бондах? Это мощь давления дешевого капитала, словами Кондратьева. Мы должны увидеть и хорошо почувствовать эту мощь, чтобы началась следующая повышательная к-волна. Без мощи не будет давления. Без давления – не будет перемен.

Что же происходит с отрицательными ставками сейчас, смотрим график:

Очевидно, что парадокс Гринспена, при котором ставки на длинные трежерис не росли вопреки повышению федфандс в середине 00-ых, это индикатор дефляционной стадии экономики, в которой предложение капитала больше чем предложение активов. И, с моей точки зрения, в случае, если мы продолжим свой путь в дефляционной стадии экономики, мы должны увидеть близкие к нулевым, или отрицательные ставки как по длинным трежерис так и по корпоративным бондам. Переломный момент в снижении номинальных ставок на бонды, я думаю, будет связан с предполагаемым сокращением дефицитов бюджетов, и уменьшением темпов эмиссии трежерис (равно как и уменьшением темпов эмиссии корпоративных бондов, так как корпорациям все меньше нужно занимать денег при сокращении экономического роста). Доверие к длинным трежерис вернется, но те кто убегал с рынка трежерис в панике от растущих инфляционных ожиданий, при возвращении на рынок трежерис обнаружат, что предложение ценных бумаг стало еще меньше. Это может вызвать противоположную панику покупателей, которые хотят заполучить дефицитный товар. 

Что это будет значить для экономики? Будет хуже, будет значительно хуже с экономическим ростом, и мощь давления дешевого капитала способна раздавить любые рынки, фондовые, товарные, рынки государственных облигаций в поисках надежности и доходности.

Advertisements