Насколько хорошо западные экономики защищены от высокой инфляции, насколько устойчива их стабильность внутренних цен?

На примере Великобритании можно увидеть, что инфляционное равновесие в западных экономиках,несмотря на десятилетия устойчивости, очень шаткое:

Выделив в индексе инфляции сервисную и товарную составляющую, можно увидеть, что инфляция в услугах была выше целевых уровней уже около 10 лет, в среднем составляя около 4%. Но за счет импорта товаров, цены на которые длительное время показывали понижающую динамику (дефляцию), общий уровень инфляции был устойчиво-низким. Это позволяло Центробанкам многие годы, практически все десятилетие, проводить мягкую монетарную политику, накачивая ликвидностью экономику без ущерба для общей стабильности цен.

Сейчас, когда динамика цен на импортные товары сменилась на инфляционную, мы видим настоящий уровень инфляции, который значительно превышает целевые уровни и возможно продолжит увеличивать отрыв от нормы в ближайшем будущем. Таким образом Центробанк сейчас должен проводить не жесткую, а сверх-жесткую политику, чтобы снять монетарный дисбаланс созданный за многие годы.

Но Центробанк не может этого сделать. Последствием продолжительной мягкой политки был пузырь активов, выжить после которого финансовый сектор, а также государство и домохозяйства (потребление), могут только на сверх-низких ставках, на “бесплатном капитале”, замещая потери новыми доходами и более дешевыми кредитами. Поднимая ставки сейчас, Центробанк создаст предпосылки для новой рецессии.  Центробанк смотрит на растущий разрыв между нормой и реальностью в инфляции, и ничего не может сделать. Финансовый сектор продолжает требовать бесплатных денег, но экономический рост требует обратного. Рост экономики может быть где-то в далеком будущем, а ее падение на трудностях финансового и государственного сектора в рефинансировании обязательств – уже сейчас.

Регуляторы не могут быть причиной рецессии, в их матрице записано, что они не должны появляться перед народом с угрозой, по определению они должны спасать общество, а не создавать для людей сложности. Поэтому единственный выход в такой ситуации – рассказать народу о новой норме, о неожиданно выросших уровнях “естественной безработицы” и “естественной инфляции”.

Регуляторы должны будут подождать более высоких значений роста инфляции, после достижения которых они придут к нам как спасители, услышав мольбу беззащитных людей.  Они поступят как плохие родители, которые боятся признать свою вину за допущенные в воспитании ошибки, которые не желают нести ответственность, которым проще наказать за свои ошибки беззащитных детей. Но дети вырастают. “Естественный” уровень инфляции и безработицы воспитывает лучше, чем теория в учебниках. Естественный безработный, который никогда в жизни не работал, но ел и пил, и денег всегда хватало, вдруг обнаруживает в своем кармане дыру. Тогда он идет спросить у родителей как же так, что ж такое, он ведь был послушным естественным безработным, и где же его деньги на карманные расходы за последний месяц, и почему денег не хватает, почему он уже не может на них не есть ни пить как раньше, в старые добрые времена. Когда все теории были правильными.

P.S. Означает ли новый “естественный” уровень инфляции что-то одно-единое для всех? Кажется нет, кроме одного. Каждая экономика, каждое общество должно будет найти и изменить свои собственные недостатки. Разница будет только в том, кто первый струсит, кто первый повернет в сторону, которая нужна соседу, чтобы продолжать свой банкет. Потому что в этой пестрой толпе, которая устремилась все менять и настраивать, но так, чтобы ничего не менять, единственное что можно сделать с таким настроем, это украсть что-то у соседа (деньги, рабочие места, собственность, состоятельность).

В перспективе, кто копил – лишится сбережений, кто жил на чужие – будет учится жить на свои. Годы стабильности позади обещают годы перемен прямо по курсу:

“We have a China that saves and exports, a Europe that consumes and grows slowly and a U.S. that consumes and borrows,” Lagarde said in a speech today in Paris. “We have to consider whether we can carry on like that.” (У нас есть Китай, который сберегает и экспортирует, Европа, которая потребляет и медленно растет, и США, которые потребляют и занимают, сказал Лагард в своей речи в Париже сегодня, и мы должны обсудить, можем ли мы продолжать все это и дальше)

Advertisements