Наверное многие помнят известное выражение одного российского алармиста “долларовый пылесос”. Я же предположу наличие и успешную работу совершенно противоположного механизма, который, в отличие от “пылесоса”, является не вымыслом, а реальностью. 

В Америке уже несколько десятилетий существовал и успешно работает сейчас долларовый насос. Долларовый насос выталкивает деньги из США, он выкачивает ликвидность из Америки во внешний мир. Насос заливает внешний мир ликвидностью, которую производит ФРС и американская экономика, и создает наводнение, грозящее вскоре перейти во вселенский потоп ликвидности на новом, текущем витке монетарного смягчения. Америке, как самостоятельному эмиссионному центру, никогда не были нужны деньги, не был нужен “пылесос”. (пресловутый “пылесос” был лишь коротким эпизодом финансовой динамики, случившимся из-за паники во время банк-рана).

Америка сама способна производить деньги в любом количестве, не спрашивая ни у кого на это разрешения. Но опасность и даже трагедия всей ситуации в том, что американская ликвидность – это глобальная ликвидность, все ей доверяют и с удовольствием принимают и размещают внутри своих национальных экономик. Это создает текущие перекосы и дисбалансы, которые станут основой будущего кризиса.

Как работает долларовый насос. Ликвидность – это кредит, а рост кредита приводит к росту монетарных агрегатов, проще говоря денег в экономике. Регуляторы связывают экономический рост и рост кредита, при этом избегая падения кредита (снижения монетарных агрегатов, и дефляции), так как это приводит к падению выпуска и экономическому кризису. Чтобы кризис не происходил, кредит всегда должен расти, то есть расширение должно быть бесконечно, и будущие доходы всегда должны быть больше текущих, чтобы кредиты обслуживать. Если с ростом доходов проблема, то можно и удешевлять кредит, периодически снижая стоимость его обслуживания до нуля. Но чтобы снижать ставки требуется “нулевая” инфляция. Конъюнктура товарных рынков в последние годы способствовала “нулевой инфляции” на развитых рынках, так как их реальная 4-5% инфляция в секторе услуг компенсировалась дефляцией в секторе импорта из стран “третьего мира”, дефляцией и в коммодитиз и в товарном производстве, которые сбалансировали и оправдывали избыточное кредитное расширение  (на примере Великобритании). Таким образом настоящий внутренний уровень инфляции, то есть завышенный уровень воспроизводства кредита “маскировался” пока это было возможно, и монетарные методы достаточно уверенно позволяли управлять экономическим ростом.

Как росли кредиты на балансах американских банков (тренд до 2007 и отклонение от тренда с 2008):

Очевидно, что когда в 2008 случился кризис, и темпы роста кредита стали сокращаться, отклоняясь от необходимого тренда, который должен воспроизводить кредит в пределах темпов 10-15% роста, они уже не могли поддерживать работу кредитного механизма роста и обеспечивать рост выпуска (экономический рост) на уровне 5-7% в год.

Первой реакцией на финансовый кризис в 2008 был то самый “пылесос”, то есть меж-государсвенное движение (репатриация) капиталов в Америку, для лечения финансовых потерь американских банков и корпораций. Также в самый разгар кризиса (2008-2009) было движение и из других финансовых систем, то есть деньги, имевшие не-американское происхождение, бежали из рисковых активов в спасительную гавань безрисковых американских гос.облигаций, НО! это было кратковременное движение, и эти деньги уже давно вернулись назад, в свои ниши, на свои так сказать места, в национальные экономики и различные сектора, к своим хозяевам, в 2009-2010 годах. 

Чтобы исправить дисбалансы своей фин.системы, ФРС начал расширение своей монетарной базы, и теперь сокращение кредита (а с ним и денежных агрегатов) компенсируется ростом монетарной базы. Таким образом суммарную динамику активов (кредит+база) банковской системы регулятор разворачивает к докризисному состоянию, то есть возвращает их на прежний (избыточный) тренд роста :

Очевидно то, что увеличивая монетрную базу, регулятор продолжает управлять трендом монетарного расширения, удерживая его на необходимых для экономического роста уровнях. Теперь уже практически “бесплатная” ликвидность должна стимулировать расходы, инвестиции и вывести экономику на прежние темпы роста. Долларовый насос восстановил свою производительность, насос продолжает закачивать ликвидность в экономику, даже если сама экономика мертва, связи нарушены и внутренних источников продолжения роста прежними темпами у нее нет.

Направление движения капиталов после 2009 года поменялось. Америка (в лице своего Центробанка) теперь самостоятельно эмитирует достаточно денег, чтобы контролировать динамику роста кредита и следовательно своего гос.долга (как псевдо-обеспечения денег, то есть монетарной базы), поэтому внешний приток ликвидности в американский долг важен исключительно для оценки качества долга, но не для наращивания его текущих объемов. Если внутри американской экономики происходит делевереджинг (сокращение темпов роста) в кредите, в инвестициях и в потреблении, то куда исчезает вся ликвидность, порождаемая восстановлением балансов американских банков и восстановленным ростом ВВП и потреблением (которое поддерживается за счет расходов государства)?

Эта ликвидность продолжает уходить через финансовые рынки и через торговлю во внешний мир, как и до кризиса. Но если раньше например Китай реинвестировал избыток ликвидности обратно в США, в триллионные рынки ипотечных облигаций, и трежерис, создавая финансовый пузырь в Америке, то после 2009 года картина кардинально изменилась. Теперь Китай инвестирует гигантские суммы по всему миру, накачивая развитые и развивающиеся страны ликвидностью, которую получает от ФРС, от долларового насоса.

Сравните картину китайских инвестиций 2006 и 2010 года (с подсказки ivgnnm инфографика Форбс)

Америка печатает деньги, Китай получает их через торговлю, и заливает этой ликвидностью уже не столько США, сколько весь мир. Также кроме внешних инвестиций, Китай благодаря политике создания золото-валютных резервов (контроля курса юаня) зеркально к получаемой ликвидности в долларах накачивает свою внутреннюю ликвидность в юанях, создавая инфляционное давление в китайской экономике. Перетекая между странами, один доллар созданный в Америке, создает несколько своих зеркальных близнецов в каждой стране, где побывал. Долларовое кредитное расширение делает свою вторую после 2007 года, и более агрессивную, попытку завоевать весь мир. 

Ликвидность на развивающихся рынках. Интересно будет посмотреть внимательнее на этот поток ликвидности. Например, если в 2005-2008 годах пузырь ликвидности на развивающихся рынках (ЕМ) создавался банковским кредитом и прямыми инвестициями 50 на 50, то теперь основной драйвер движения ликвидности на EM – это прямые инвестиции (по разным оценкам 1,2):

На нижнем графике видно, что предыдущий кредитный пузырь на ЕМ (в середине 90-ых) схлопнулся за счет банковского кредита и портфельных инвестиций. Текущий кредитный пузырь на ЕМ был прерван кризисом в США, но теперь долларовый насос восстановлен и возможно, следует подождать еще года 2-3, пока кредитный пузырь созреет. Пик пузыря можно будет определить когда на заключительной стадии кредитного пузыря динамика банковского кредита начнет опережать темпы роста прямых инвестиций. Но финансовый центр, который пострадает от схлопывания этого кредитного пузыря уже переместился, точнее он распределился более широко по всему миру. Мишенью кредитного пузыря во-многом будут азиатские, в том числе и китайские банки и финансовые компании, которые сейчас занимаются экспанисией всему миру. За прямыми инвестициями обычно следуют банковские кредиты, и китайские банки скоро станут самыми крупными по активам в мире.

Долларовый насос позволяет Америке потреблять коммодитиз и товары из Азии, а взамен выдавать зеленые бумажки, долларовую ликвидность, выдавать ее с темпами роста своего торгового дефицита. Насос выкачивал и продолжает качать во внешний мир избыточную ликвидность благодаря конъюнктруре инфляции, в которой реально высокий уровень инфляции в западных странах маскировался дефляцией импорта. Получатели этой ликвидности (Азия, арабские страны, юго-восточные азиатские экономики) инвестируют ее как внутри своих экономик так и по всему миру, расширяя глобальное денежное предложение, создавая шок спроса, шок избыточной ликвидности, разгоняя глобальную инфляцию. Классическая политика регуляторов – реакция на рост инфляции повышением процентных ставок – сдует глобальный кредитный пузырь. Пострадают не столько те, кто потреблял, а более значительно те, кто инвестировал (конечно это не только Китай, но и все финансовые центры по всему миру, как на Западе, так и на Востоке). Пострадает тот, кто раздавал легкие деньги. (В этом собственно и есть суть правила Волкера, защитить американскую финансовую систему от сдутия глобального кредитного пузыря.) 

Влияние избыточной ликвидности. Конечно нарисованная здесь картина далека от полноты, но я пытался лишь выявить механизмы и тенденции, не учитывая все количественные факторы.

Среди важнейших количественных факторов, которые также следует учитывать, есть фактор глобального взаимодействия всех эмиссионных центров – центробанков. Ликвидность в мир добавляют все центробанки, ФРС крупнейший, но не единственный источник. Может быть более важным моментом, чем точное количество”свежих” денег в монетарной базе ФРС является лидерство ФРС как центробанка. ФРС задает правила игры другим центробанкам, и они вместе реагируют на кризисы, смягчают монетарную политику, и каждый вносит свою долю в глобальный рост ликвидности. Но удерживая свои внутренние процентные ставки “слишком низко слишком долго”, ФРС дает ложные сигналы и для других центробанков, стимулируя их к перегреву своих национальных экономик и ошибочной мягкой монетарной политике. Недавно ЕЦБ (pdf) провел исследование, в котором показал, что шоки избыточной ликвидности, создаваемые взаимодействием центробанков, куда более реальный и значимый фактор влияния на экономики, чем знаменитая американская гипотеза “избыточных сбережений” (global saving glut).

Мы вернулись на инфляционный тренд не по причине нехватки ресурсов (шока предложения), а по причине шока спроса, то есть продолжения тренда ускоренного создания денежной массы, продолжение тренда роста американского богатства (восстановление балансов фин.системы США), основанного на работе долларового насоса и на гегемонии американского центробанка, создающего ложные сигналы для других регионов. Долларовый насос работает в прежнем режиме, и обещает продолжить создание глобального кредитного пузыря. Долларовый насос указывает на приближение нового финансового кризиса, в этот раз устроенного таким образом, что центр нового кризиса будет уже за пределами Соединенных Штатов. 

Примечание.
Перечитал…
Получилось очень сумбурно, провокационно, с отклонением от экономической логики в пользу экономических легенд. Но думаю, для обсуждения и поиска истины мой взгляд пригоден. Приглашаю всех критиковать как общую картину, показанную в статье, так и частности, мелкие ошибки и заблуждения.

Advertisements