В чем было основное значение Великой Депрессии? Я думаю, что основное значение Великой Депрессии было:

  • Не в создании нового общественного класса – “среднего класса” – как основного драйвера экономики, онованной на потреблении и спросе.
  • Не в создании совершенной и идеальной общественной системы – непобедимого и умеющего приспосабливаться – капитализма.
  • Не в возышении очередной Великой Империи, человеческая история знала очень много империй, их восходов и закатов и в прошлом, и в настоящем и наверное узнает в будущем. 

Основное значение Великой Деперссии было в том, что она убила золотой стандарт. После Великой Депрессии дни золотого стандарта были сочтены. В руках политиков оказался универсальный инструмент контроля роста экономики – фиатные деньги (fiat money, бумажные деньги). После перемен, которые принесла Великая Депрессия, было нонсенсом ограничивать экономический рост только потому что для него не хватало денег, что деньги должны быть привязаны к чему-то постоянному и неизменному, что тянуло бы и сдерживало рост денежной массы, отклоняло бы ее от траектории, выбранной политиками …

Золотой стандарт.  Золотой стандарт проделывал с экономикой одну и ту же простую, как лом, штуку. Каждый раз, когда экономический рост превышал скорость создания денег, золотой стандарт вспарывал инфляционные настроения экономики дефляцией. Колебания инфляция-дефляция, как и темпы рост-падение экономики, составляли десятки процентов. Волатильность выпуска, занятости, богатства была настолько высока, что экономические спады были главным моментом развития, и Маркс сочинил свою кумулятивную теорию капитала, глядя на это безобразие и мучительный тремор общества. Существовала абсолютная власть золота, сдерживающая устойчивый рост экономики. И эта власть золотого стандарта после ужаса Великой Депрессии была разрушена, но не социальными революциями, как предполагал Маркс, а финансовой революцией в самом сердце капитализма. 

Фиатные деньги. Были созданы принципы работы экономики на бумажных деньгах. Экономический рост официально привязали к кредиту. Волатильность роста, безработицы, инфляции постепенно снизились до минимума. Рост вышел на идеальную прямую линию с податливым углом наклона. Хотите расти быстрее – пожалуйста, поворачиваем рычаг, меняем угол наклона. Работаем рычагом темпов прироста денег в любой ситуации. К любой болезни прикладываем универсальный пластырь фиатных денег – и ву-а-ля. Такая наивность и вера в магическую силу бумажных денег создала невиданное ускорение темпов экономического роста.

Философского камня нет. Нет единого ответа на все вопросы, нет волшебства превращающего бумагу в золото. И преодоление несовершенства золотого стандарта не стало универсальным ответом на все вопросы. Мы выросли в небеса, экономика и богатство расширились как воздух, но в небесах абсолютного контроля и великой умеренности нашли новые дисбалансы, новые искажения, новые пределы действующей модели. И сейчас мы приближаемся к концу Золотого века бумажных денег. Мы приближаемся к окончанию эйфории монетаристов, которым кажется, что рычаги, за которые они держатся, будут работать вечно, что они изобрели вечный двигатель и волшебную лампу Алладина вместе взятые. Почему это конец зотого века бумажных денег? Потому что бумажные деньги (fiat money) никогда не проходили испытание дефляцией, и оставались наивны и беспечны, как подростки, как недоросли, непознавшие главный урок жизни.

Это ошибка, считать, что основной враг бумажных денег – инфляция. Нет, с инфляцией бумажные деньги справляются успешно. Предвидя проблемы, теоретики монетаризма замечательно поработали, чтобы решить эту проблему – инфляция бумажных денег – и практические опыты монетаристов в 70-ых доказали успешность и работоспособность созданных мер против инфляции.

Испытание дефляцией. Невинность бумажных денег, их Золотой Век, разрушит дефляция. Сейчас мы видим первое серьезное испытание после того, как идея бумажных денег полностью заменила Золотой стандарт. При Золотом стандарте произошла бы классическая вещь: банкротства и делеверидж, смена собственников, потеря богатства, дорогие деньги, дефляция, падение выпуска. Но золотого стандарта нет, вместо этого монетаризм давит на единственный рычаг, кторый у него есть – дайте больше денег.

Фиатные деньги впервые предстали перед лицом глобальной всепобеждающей дефляции. Фиатные деньги не могут дать меньше денег, это был рецепт золотого стандарта. Рецепт бумажных денег – дать больше монет, дать столько, чтобы всем было хорошо. И какое-то время это работало. Но сейчас мы находимся всего в шаге от того момента, когда рецепт “дать больше денег” перестанет работать. Мы не можем дать меньше денег, но рычаг власти дать больше денег как -то не спасает. Что нужно сделать? Перестать давить на этот рычаг. Но у него есть инерция, эффект памяти. Ведь раньше все прекрасно работало. И поэтому будут давить пока рычаг не сломается, пока не произойдет что-то, что заставит снять руку с рычага бумажных денег, как когда-то сняли руку с рычага золотого стандарта. Но что такое должно произойти? Должно стать очень много денег, но эти деньги, должны потерять свою функцию, они перестанут быть средством платежа, они перестанут двигаться. Рычаг “больше денег” установлен на максимум, деньги затопят мир.

Эффект памяти стоимости денег. В чем смысл прижавщихся к нулю процентных ставок? Почему это происходит? Деньги потеряли свою цену. Деньги дешевле воздуха. Деньги отчаянно мечутся, чтобы найти эталон, вернуть себе цену. Деньги вновь возвращаются в золото. Эффект памяти. Но золото – это уже архаичный, рудиментный способ найти цену денег. Деньги ищут реальный, значимый эталон. И кажется они уже его нашли.

Новый эталон. Если бумажные деньги привязаны ни к чему, а только к темпам роста, то эталон денег – это то, что все еще имеет цену в растущих экономиках. Это ресурсы, сырье, коммодитиз. Весь этот тихий океан денег выльется на ресурсы, и сделает цену ресурсов абсурдом. Люди не смогут потреблять ресурсы, потому что не смогут их адекватно оценить. И мы вернемся к тому, с чего начали в Великую Депрессию. Колебания инфляция-дефляция, как и темпы рост-падение экономики, составят десятки процентов. Волатильность выпуска, занятости, богатства будет настолько высока, что экономические спады станут главными моментами в развитии, точнее вместо развития будут спады и рецессии, и новый Маркс сочинит свою модифицированную кумулятивную теорию капитала, призывая народы к борьбе.

Что будет после конца Золотого Века фиатных бумажных денег? Люди признают ограниченность их применения. И все. Больше ничего не нужно. Вместо одного рычага бумажных денег у людей появится два-три новых рычага, с помощью которых контроль будет восстановлен, и рост опять выйдет на прямую линию с удобным углом наклона. И экономика вновь будет расти, на второй уровень небесного царства. Чтобы там, на втором уровне, найти новые непреодолимые противоречия, барьеры и пределы. 

Невозможное – возможно. Подумайте над этим.

P.S. Идея этой “экономической поэмы” пришла мне в голову, когда я посмотрел на график йена-доллар за последние 3 дня. Это революция фиатных денег, подросток монетаризма уже вырос и хочет потерять свою невинность, он начинает дергать за рычаги сильнее и беспорядочней. Он хочет получить результат, но не знает какой. Встреча G7, совместные интервенции, которые должны сделать что? Разделить один японский катаклизм на всех? (еще неизвестно какой из японских катаклизмов больше – землетрясение или керри-трейд на декаду из-за нулевых процентных ставок) Из одного локального кризиса сделать много кризисов во всех частях света?

А Вы видите то, что вижу я?

Advertisements