Греция сейчас – это угроза потерь и стабильности всей еврозоны? Или Греция – это чья-то прибыль? 20% и выше по греческим двухлетним государственным облигациям – это очень заманчиво для спекулянтов, с этих уровней можно начинать покупки греческого долга. Фактически на этих уровнях может происходить замещение инвесторов, те, кто по статусу не могут держать риск, продают облигации с дисконтом, но на их место (держателей облигаций) приходят те, кто риск ищет. С точки зрения спекулянтов, греческие 2-х летки по 20% и выше – это очень выгодная сделка, даже с реструктуризацией на 50% остается доход, который ощутим и существенен даже с удлинением срока погашения. Все зависит от ставки. И рынок найдет эту равновесную ставку между риском и доходностью. Греция? Дайте две!

Но пока рынок не нашел равновесную ставку между риском и доходностью по облигациям этой адской тройки Греция-Португалия-Ирландия, в евро складывается парадоксальная ситуация: сверх-дорогой евро не помогает решать проблемы суверенных долгов. По факту инвесторы уже разделили Европу на состоятельную, для которой приток капитала и рост евро является избыточным и потенциально тормозит экономический рост, и несостоятельную, которой уже ничего не поможет, ставки по долгу и страховки которой бьют рекорды. То есть рынок уже сейчас считает всю еврозону – состоятельной, а часть еврозоны – банкротом, с учетом текущей неопределенности потерь от банкротства.

Если это так, то евро может достигнуть любой высоты, и укрепляться чрезмерно и с негативными последствиями для экономики ЕС. В этом случае политика расширения круга стран-банкротов не приносит для ЕС никаких позитивных результатов, то есть включение в круг банкротов например Испании не даст кратковременный понижающий шок для евро, как это было в случае Греции и Ирландии, а будет иметь более серьезные последствия. Это значит что Европа не контролирует свою судьбу, у нее уже нет рычагов давления через увеличение риска. Теперь вся общая структура еврозоны достаточно устойчива с точки зрения инвесторов. 

Хорошо это или плохо? Это самый важный вопрос. Потому что с одной стороны рынок уже потопил адскую троицу, но с другой стороны дал возможность разместить свой долг всем “состоятельным” странам еврозоны, например Испании, для которой включение в список состоятельных стран еврозоны помогло не только финансировать гос.долг, но также и понизило ставки размещения в последние дни. И это позитивный результат.

Каков может быть ответ Европы на это фактическое разделение еврозоны рыноком? Европе нужно выбрать из двух зол

  • – либо отдать курс евро на волю рынка, и периодически иметь 1,5 и выше к доллару, но при этом спокойно переразмещать долги для состоятельной части еврозоны, и получать средства для стран банкротов под гарантии всех членов еврозоны,
  • – либо пытаться восстановить контроль над курсом евро через усиление неопределенности, через политические разногласия и сомнения в способности коллективно решать проблемы стран-банкротов.

Вопрос в сущности остается прежний – сохранение еврозоны или развал. Пройдя эту непростую дорогу решения проблем еврозоны, каждая страна должна в итоге понять, зачем она вступила в еврозону, и готова ли каждая отдельная страна к коллективным действиям не только в условиях процветания, но и в беде, в моменты исправления перекосов. Простого ответа нет.

Весь этот искусственно созданный шум вокруг отдельного мнения по вопросам фонда спасения банкротов то от Словакии, то от Финляндии, не говорит о главном. Вообщем-то, еврозона будет спокойно существовать и без Словакии и Финляндии. А главное, это то что существует предел игры с неопределенностью, предел, после которого удерживать весь механизм еврозоны в целости уже будет невозможно. Постоянно звучащий вопрос – кто следующий банкрот – с называнием различных имен, Испании, Италии, Франции, Австрии и других, это не праздный вопрос и не шутка. Это все возможно и это все произойдет, если позиция еврозоны не будет тверда и определенна: больше никаких банкротов.

Каким был общий позитивный итог от создания евро? Было создано единое экномическое пространство, которое путем единой монетарной политики давало возможность и бедным и богатым странам занимать дешево, ограничивать колебания выпуска, ограничивать уровень инфляции, смягчать шоки и рисовать общую линию развития с хорошими темпами роста. Богатые страны получали возможность продавать товары и услуги бедным, и за счет этого поддерживать свои темпы роста, бедные страны получали возможность расти быстрее и становиться богаче за счет уменьшения инфляции, дешевых займов, и роста торговли.

Отделение от еврозоны для всех, и для тех кто остается в ней, и для тех, кто выходит, преподносит неприятный итог – исчезает часть выпуска, снижается товарооборот, растет инфляция. Да, возможно через 5-10 лет, страны которые выйдут из еврозоны полностью восстановят контроль над ситуацией уже на основе своей национальной валюты. Но эти 5-10 лет нужно как-то прожить, и не факт что выпуск той же Ирландии останется на таком же уровне, как во время ее пребывания в еврозоне, а это значит что Ирландия станет беднее, и что Германия не сможет продавать Ирландии свои товары и услуги в том же объеме. Негатив для всех.

Контролировать уровень роста курса евро за счет увеличения риска – это конечно хороший инструмент. Но предел для повышения уровня риска распада еврозоны существует, и он уже очень близок. Приблизиться к этому пределу, за которым начнется неконтролируемый распад, можно быстро. Я думаю, Испанию общий бюджет еврозоны уже не потянет, поэтому Португалия должна быть последним банкротом.

Если еврозона так и решит, и предпримет необходимые действия для ограничения риска и неопределенности в общей политике, то фактически она повторит опыт США в 30-ые. Испытывая огромные трудности, переживая дефляцию и падение выпуска, США тем не менее притягивали капитал со всего мира, создав крупнейшие запасы золота, и наиболее твердую валюту, которая в итоге, после трагических событий в Европе в 40-ых, стала мировой резервной валютой. Доллар в 30-ых имел завышенную стоимость, это ограничивало восстановление, но притягивало капитал. Если евро в 2010-ых также будет иметь завышенную стоимость, благодаря политике своего центробанка и решению вопроса спасения банкротов, то эта завышенная стоимость также будет притягивать капиталы, которые так необходимы всем странам еврозоны для рефинансирования долгов, и для помощи банкротам через механизм общих облигаций. 

Сохранение еврозоны – это путь силы в настоящем и в будущем. Увеличение же риска может только привести к новому уровню неопределенности, к новым проблемам, которые охватят все страны Европы. Хотя рынки голосуют капиталами за состоятельную еврозону и подсказывают правильный выход, выбор решения – это не только экономика и рынки, это еще и политика. Выбор еще не сделан, хотя результаты этого выбора уже ясны.

Advertisements